Про отличницу и отличницу. Как у меня учились две одноклассницы

Наверное, я никогда не забуду тех двух девочек, которым преподавала английский. Каждая — блестящая отличница, для которой медаль — не сложнее контрольной. Звали их Катя и Лена.

Лена по характеру была спокойной, но не вялой. Прилежная девочка пользовалась уважением одноклассников — никогда не зазнавалась, охотно помогала и даже, хотя и не одобряется такое, давала списывать.

Катя же была персоной в высшей степени необыкновенной. Мы познакомились, когда я проверяла ее домашнее задание. Каждое предложение ей давалось непросто — щеки горели румянцем, а то вдруг — бледнела как обморочная, вздрагивала.

Стоило мне сказать, что все верно — шумно облегченно вздыхала. Наконец, когда проверка завершилась благополучно, девочка рухнула на стул и прошептала:

— Чуть со страху не умерла! А у Лена такое же задание было? Она со всем справилась?
Я этому значение не придала, решила, что она еще пока привыкает ко мне.

Вскоре она еще обронила, что в школе был диктант и она тревожится о его результатах. Когда был следующий урок, я хотела как-то наладить контакт и спросила, как там с диктатом. Катя просто засияла:

— У меня все прекрасно, пятерка! Ужасно боялась, что четверку получу. Не знаю, как бы тогда жила? Мне ведь нужно поступать еще! Но Лена дотянулась только до четверки!

То, что одна отличница завидует другой, невозможно было не заметить. Не укрылось от меня и то, что расположением одноклассников Катя не пользуется. Рассказывали всякое. Она не давала списывать, отвечая: «Да уйдите вы! Я сама не понимаю, как правильно, а мне, между прочим, еще поступать!». Если ее спрашивали, что получилось в задаче, ответ был похожим: «Ничего не получилось! Я сама не знаю и вообще — не мешайте, мне еще поступать!».

Даже когда учительница пропускала спросить домашнее задание, класс не мог радоваться, потому что Катя вставала и с каким-то восторгом и злостью говорила: «А вы не забыли, что у нас домашнее задание? Я все сделала!». Девочка болезненно реагировала, когда ее сравнивали с Леной.

Иногда, когда не Кате, а как будто бы ее подруге доставалась высшая оценка, случалась истерика. Катя могла рыдать полчаса, разбивая в кровь руки о парту и причитая, что ее должна на месте, такую дуру, поразить молния. Она пропала! Она живет без пользы!

И сказать по правде, такие рассказы мне показались странными. Ну, ведь могут же дети преувеличивать, потому что недолюбливают отличницу с непростым характером?

Но вскоре я сама убедилась в том, как все серьезно.

В тот раз я проверяла очередную домашнею работу Кати и так уж вышло, что в нее закралось порядочно ошибок. Я ее не ругала, просто стала спокойно объяснять, где она ошиблась и как нужно было правильно. Ни слова критики она от меня не услышала!

Поэтому для меня было неожиданностью, когда Катя переменилась в лице — его просто такой животный ужас сковал! И спросила:

— Сколько у меня ошибок? Разве так бывает? Разве это я? А как мне экзамены сдавать? Как поступать?

С каждым словом она делала вдох-выдох, как-то так и смотрела, не мигая.

А потом вдруг закричала так, что я тетрадь выронила и сама чуть со стула не упала. Катя упала на парту и вся сотрясаясь, начала биться о нее головой. Потом руками вцепилась в свои волосы, начала натурально рвать!

Тут уж и у меня истерика началась — причитая, что ничего страшного, это же маленькие ошибки, их легко исправить, я пыталась ее схватить за руки, как-то сдержать, чтобы перестала себя калечить! Но она и меня еще поцарапала, точно дикая кошка!

И вот тут меня прорвало. Я поняла, что просто так это не остановить. И хотя не грубила, но рявкнула:

— А ну, прекрати! Что ты себе позволяешь? Парту мою не порть! Кто чинить будет?

Удивительно, но Катя тут же замолчала. Подняла голову — слезы блестят, но видно, что приходит человек в чувства. Хлюпая носом, начала извиняться.

На следующем уроке я подозвала Катю не за тем, чтобы спрашивать домашнее, а для того, чтобы дать совет:

— Катя, не нужно так остро реагировать на ошибки и оценки! Небольшой провал может с каждым случится, но нервов таких это не стоит!

Ведь четверка, это не двойка!

— Не пугайте меня! Я в жизни двоек не получала и не могу представить, как тогда жить, кем тогда быть, неудачницей? Мне же еще поступать!

Я не могу, как мои одноклассницы!

— А вот кстати про одноклассниц. Ты не пробовала с ними дружить?

— Мне нужно думать об учебе, а не о глупостях!

Позже она мне рассказала, что вернувшись из школы, с перерывами на обед и ужин учится до самого часа идти спать. Потому что должна. Не заставляют, а сама так считает.

Конечно, такое рвение может быть похвально, но как-то мне стало одновременно жаль Катю и появилась к ней неприязнь. Ну как обычная девчонка могла стать такой? Семья у нее была порядочная — мама доктор, папа — архитектор.

Позже я узнала, что Катя смогла поступить на экономиста. Хотя математику ненавидела. Но как однажды обронила «нужно полюбить». И про
Лену весточка была — она поступила на переводчика, как всегда и мечтала. Медали в окончании школы получили обе девочки.

И хотя я их больше никогда не встречала, забыть не могу. И к Кате отношение двоякое.

Источник: just4fun.su

По материалам: zen.yandex.ru

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Про отличницу и отличницу. Как у меня учились две одноклассницы