Доигрались в “толерантность”: мигранты активно проявляют нетерпимость к коренным жителям Соединенного Королевства. Что будет дальше?

Гайд-парк: ожидание VS реальность

Начнем, пожалуй, с одного из знаковых мест Лондона — Гайд-парка. Набережная Темзы была одной из давших грёз моего московского товарища, с которым мы и посетили Лондон.

К слову, мой старинный друг тот еще англофил, и знаком, пожалуй, в самыми потаенными страницами истории Соединенного Королевства. Не говоря уже о том, что он прекрасно владеет языком, цитирует английских классиков оригинале.

И вот в канун Рождества мы прогуливаемся по Гайд-парку. Набережная все еще зелена. Уголок ораторов, удивительный фонтан в память о принцессе Уэльской. Однако не вижу трепетного восторга в глазах товарища: он поглядывает на невольно привлекающее к себе внимание мирно прогуливающееся семейство.

В главе — степенный араб, с ним — наглухо закрытая хиджабом женщина и множество детей. В этой части города действительно много мигрировавших. Тут и удивляться нечему: в других европейских городах, в Германии и Франции в частности, ситуация схожая.

— Время сейчас такое, — говорю я.

— И политика толерантности, — угрюмо добавил товарищ.

— Разумеется, я знал о подобных тенденциях, — продолжал он, — Но таким город я точно не представлял.

Здесь вы коренных британцев не увидите

Мы зашли в паб, и моего старинного друга окончательно добила первая полоса газеты Daily Mail, попавшейся нам на глаза.

Хлесткий, но правдивый заголовок не оставляет ему шансов полагать, что “наводнение” мигрантов — проблема не такая уж глобальная, как о ней говорят: “Будущее Европы: в Сэвил-Таун с общим населением, превышающим 4 тысячи человек, осталось 48 коренных англичан”. Скоро не будет и их, это лишь дело времени — к такому выводу сидя в пабе пришли мы с моим московским товарищем.

Британская журналистка Sue Reid посетила Сэвил-Таун и отразила впечатления от поездки в колонке. По ее наблюдениям, большинство жительниц городка разговаривают неохотно, плохо знают язык страны. Рейд отмечает, что это неудивительное явление, ведь женщины не встречались с представителями других культур, конфессий.

Почти все они были привезены в Соединенное Королевство и выданы замуж за выходцев Южной Азии, коих в городке большинство. Участь таких жен весьма и весьма незавидна, по мнению эмансипированных европеек. Так, мусульманские женщины посвящают себя домашнему хозяйству, походам в мечеть и, конечно, рождению и воспитанию детей.

Местные проповедники уверены, что контакт с представителями других культур и конфессий недопустим, не говоря уже о смешанных браках. Традиционно девочки, девушки, женщины носят хиджабы.

Что касается инфраструктуры, то на месте торгово-развлекательных центров, пабов и других светских общественных заведений теперь красуются мечети. В глаза бросается и ассортимент, представленный в магазинах городка — там вы практически не увидите одежды, привычной европейцам.

По большей части реализуют товары именно для мусульман.

Журналистка констатирует — в этом небольшом городке особенно сильно бросается в глаза, насколько глубока пропасть между коренными жителями и мигрантами.

Сегодня они уже не боятся говорить о том, что Европа — не место для белых. Они открыто заявляют в объективы британских телекамер о том, что белым стоило бы убраться отсюда. Неужели Европа на пороге новых глобальных изменений.

Или наш пример — стремительный отток коренного населения из городка Сэвил-Таун — явление нормальное. Так, во всех частях света мы можем встретить этнические анклавы, то есть компактные территории с высокой концентрацией этнических меньшинств…

Не будем спешить делать выводы. Вот еще один факт — некоторые выходцы из Сэвил-Тауна примкнули к ИГИЛ (преступная организация, запрещенная в РФ). Один из них — глава лондонского теракта 2005 года, унесшего жизни более 50 горожан.

Последняя из Могикан

Британской журналистке удалось пообщаться с коренной жительницей города — Jean Wood. Женщина, перешагнувшая 70-летний рубеж, еще по телефону с болью в голосе сообщает, что ни за что не покинет родной дом, и не собирается переезжать в другую часть страны, поближе к родственникам, которые желают видеть ее рядом с ними.

По воспоминаниям женщины, когда не стало ее мужа, с которым она прожила практически пятьдесят лет, не прошло и суток, как на ее порог явился сосед-чужеземец с предложением купить дом. Он молча протянул записку, в которой заявил о готовности приобрести ее семейное гнездо, при этом не выразил никакого сочувствия к женщине в связи с ее утратой.

Jean твердо сказала, что пока она жива, дом не будет продан. Впрочем, она не была уверена, понял ли он ее — ведь пришедший практически не говорил по-английски. Женщина уверена, что соседи-чужаки мечтают о том, чтобы она уехала. Она давно не прогуливается по улице одна вечерами — это небезопасно.

Отнятый праздник

Проезжая через SouthHall, это один из районов Британской столицы, я на протяжении всей дороги не наблюдаем традиционных Christmas Trees, сверкающих фасадов зданий. Увесилительные заведения не зазывают отметить Рождество. Здесь другие праздники, другие традиции, наконец, другая жизнь.

Подъезжая ближе к центру, мы уже видим признаки приближающегося праздника. Нет-нет, да встретим традиционных Сант около магазинов. Мой товарищ удивлен — Ealing совершенно не похож на предновогоднюю российскую столицу, район не выглядит таким праздничным.

Кстати, и поздравительных надписей мы почти не видим. Пресса то и дело обсуждает, можно ли отправлять традиционные открытки “Счастливого Рождества” или же заменить на нейтральное “С сезонными празднествами”? Ведь речь идет о чувствах представителей иных конфессий!

Впрочем, высказалась на этот счет даже премьер-министр страны, отметив, что люди вправе говорить о Рождестве. Моему товарищ отметил, что праздник просто-напросто отнят. Сам он, к слову, встретил главные зимние праздники в России, хотя был рад, что посетил давно грезившуюся ему Англию. Впрочем, отметил, что уже не чувствует себя таким ярым англофилом, как ранее…

Источник http://just4fun.su

По материалам https://lamp.im

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Доигрались в “толерантность”: мигранты активно проявляют нетерпимость к коренным жителям Соединенного Королевства. Что будет дальше?